Инвестиционная компания нового поколения
Нужна помощь?Свяжитесь с нами
Телефон  8 800 707-29-20 Звоните нам круглосуточно

Мы используем файлы cookie, чтобы анализировать трафик, подбирать для вас подходящий контент и рекламу, а также дать вам возможность делиться информацией в социальных сетях. Мы передаем информацию о ваших действиях на сайте партнерам Google: социальным сетям и компаниям, занимающимся рекламой и веб-аналитикой. Наши партнеры могут комбинировать эти сведения с предоставленной вами информацией, а также данными, которые они получили при использовании вами их сервисов. Продолжая использовать наш сайт, вы соглашаетесь на использование нами куки-файлов.

Чего ждать инвесторам от американских выборов?

Чего ждать инвесторам от американских выборов?

 

Раз в 4 года, когда американцы выбирают президента, аналитики и инвесторы пытаются предугадать, как их исход повлияет на фондовый рынок. И если проанализировать историю, то между поведением рынка и выборами, действительно, есть связь. Но эта связь порой расходится с привычными представлениями, а то и вовсе нарушается, когда становится известной массам. Политики и рынок как будто нарочно ведут себя так, чтобы опровергнуть обнародованные закономерности. Так каким же прогнозам верить?

На краткосрочных горизонтах рынок поддерживает Клинтон 

Как рынок признался, что болеет за Клинтон

Один из самых ярких фактов недавних недель состоит в том, что рынок неприкрыто следует за рейтингом Клинтон. 

Летом Трамп казался интересным, но малопроходным фриковатым кандидатом, и американский рынок был на высоте, а индексы били исторические максимумы. Но что-то испортилось осенью. Достаточно посмотреть на график индекса S&P 500 за 5 месяцев.

Индекс S&P 500 с июня. Большой провал в конце июня – психологическая реакция на Brexit, которая сразу же была отыграна. Общий спад с сентября – период активной предвыборной кампании. Особенно сильное падение индекса началось в последних числах октября, но было отыграно 7 ноября. 

По мере того, как предвыборные события стали расшатывать рейтинг Клинтон (обморок, обвинения ФБР), рынок начал проседать. Особенно резкое падение началось в конце октября, когда ФБР объявило, что анализирует письма Клинтон с неавторизованного сервера. Но стоило ФБР 6 ноября сказать, что оно не намерено выдвигать против неё уголовных обвинений – и рынок за 1 день отыграл всё недельное падение (и почти половину общего осеннего падения!). 

Таким образом, инвесторы боятся проигрыша Клинтон. Но почему? Ведь традиционно республиканцы считаются более дружественными к бизнесу. Возможно, здесь играет играет роль личная скандальность Трампа. Клинтон хотя и олицетворяет “левоватых” демократов, но гарантирует стабильность и продолжение текущего курса. А результаты этого курса для фондового рынка красноречиво видны на графике того же индекса за время правления Обамы.

Индекс S&P с 2008 года. За период правления Обамы тренд явно позитивен. 

В предвыборном 2008 году рынок совершил катастрофическое падение, но вскоре после избрания Обамы начал восстанавливать позиции. С 2013 года падение было полностью отыграно, и индекс начал ставить новые рекорды. Провалы 2015 и 2016 года выглядят пустяками на фоне 2008 года, да и оба они были быстро отыграны. Летом 2016 года S&P 500 установил очередной исторический рекорд, а сейчас откатился “всего лишь” к рекордам 2015 года. 

Тот факт, что восстановление страны после 2008 года пришлось на время правления Обамы, может быть случайностью. В конце концов, любой новый президент поставил бы первоочередной целью выход из кризиса. Но против республиканцев сегодня работает ещё один, более общий фактор. 

Самая страшная тайна республиканцев 

Один из важнейших мифов относительно республиканской партии США состоит в том, что она более дружественна к бизнесу, чем демократическая. Американцы, мало знакомые с историей рынка, могут сказать, что сейчас Обаме повезло, но в принципе, демократы – это леваки, уничтожающие свободу рынка. Многие либеральные американские избиратели, которые ничего не имеют против гей-браков, абортов и марихуаны, всё равно голосуют за консервативных республиканцев, потому что те “хотя бы за свободу в экономике”. Но так ли это? 

Конкретные политические решения, которые в разные времена принимали республиканцы, на первый взгляд, поддерживают экономический либерализм. Ярким примером тому является “рейганомика”. Но каковы количественные результаты политики республиканцев для фондового рынка? 

Сегодня любой человек может зайти в интернет, посмотреть графики или таблицы фондовых индексов за долгое время и сопоставить их с периодами правления президентов. Если проанализировать динамику индекса Dow Jones (менее информативного, но более старого, чем S&P 500) с 1900 года, то оказывается, что он быстрее рос при демократических президентах. В среднем, когда они были у власти, Dow Jones рос на 9% в год, а при республиканцах – на 6%. Как считает Русс Кёстерих, главный инвестиционный стратег компании BlackRock, это различие невелико и находится в пределах статистической погрешности. Но некоторый осадочек после этих цифр у республиканского избирателя может остаться. Особенно – если посмотреть данные за недавние десятилетия. Здесь мы вновь обратимся к индексу S&P 500.

Среди американских обывателей всё ещё возможны разные точки зрения, но инвестор en masse теперь точно знает, что происходило на рынке во времена “неверного мужа и саксофониста” Клинтона, “борца с терроризмом и детской порнографией” Буша-младшего и “коммуниста и любителя конопли” Обамы. Не все эти персонажи оказались для рынка одинаково хороши. 

Трамп – не Буш. Но всё-таки его боятся

Республиканцы, очевидно, сами понимают описанную проблему. Трамп – несомненная попытка партии обновить имидж. Трамп – кто угодно, но не Буш. Он не особенно размахивает консервативным знаменем и даже толерантен к тренду по декриминализации марихуаны. Он позиционирует себя как сторонника свободы слова и на практике показывает, что в современной политике многие вещи можно говорить прямо, даже грубовато. Показывает, что в вопросе политкорректности он либеральнее, чем традиционно “либеральные” демократы. При этом, он всё же защищает привычные “белые” ценности: против миграции, против позитивной дискриминации меньшинств, за свободу рынка. Он крупный магнат, и не на словах понимает, как важна поддержка бизнеса. Выражаясь по-марксистски, защита интересов бизнеса – его классовый интерес. 

Тем не менее, недавние скачки рынка убедительно говорят: американский рынок боится Трампа. И это не только данные графиков. Это также слова, которые открыто говорят крупные игроки. Например, аналитики банка JPMorgan: “We believe that if Trump wins, markets are likely to fall further — one should not use the Brexit template where stocks bounced quickly”. Иными словами, “если Трамп победит, то рынки продолжат падать, и не стоит надеяться на мягкий сценарий типа Brexit, когда падение было быстро отыграно”. 

Речь здесь, конечно, не идёт о настоящем затяжном кризисе. Речь идёт о психологической реакции инвесторов на победу кандидата, будущая экономическая политика которого неизвестна. Скорее всего, в случае победы Трампа рынки упадут на тот период, пока не выяснится вопрос “Who is mr. Trump”. Как минимум, до инаугурации. Что же потом – вопрос уже не психологии инвестора, а конкретных дел президента. 

Чем сулят выборы на долгосрочных горизонтах

Мы обсудили, чего ожидать инвестору в краткосрочном периоде после выборов. Если победит Трамп, то, скорее всего, рынки упадут на недели-месяцы, а если победит Клинтон, то они вырастут. И в случае благоприятной мировой конъюнктуры быстро побьют рекорды этого года. Но что нас ждёт на более далёких горизонтах? 

Личности и партийная принадлежность кандидатов

Если оценивать личные качества кандидатов, то от Клинтон вероятно продолжение политики Обамы (возможно, в более центристском ключе), а Трамп остаётся тёмной лошадкой. Если же говорить о партийной принадлежности президента, то статистика здесь формально на стороне демократов. Но применять её стоит с осторожностью. Демократы более-менее предсказуемы, но о республиканцах сказать того же нельзя. Слишком нетипична личность Трампа, и едва ли от него стоит ожидать типично республиканского правления. Личность Буша тоже специфична, и возможно, сыграла более важную роль в спаде 2000-х, чем его партийная принадлежность. Наконец, сама современная ситуация настолько нестандартна, что вряд ли её можно оценивать по старым статистическим данным. Программы современных политиков и политиков начала XX века имеют так мало общего, что сами понятия “демократ” и “республиканец” на этом фоне “статистически незначимы”. 

Коалиционная или однопартийная власть 

Хотя давняя история рынка мало что говорит о благоприятности той или иной партийной принадлежности президента, она куда больше говорит о влиянии партийного единства или расколотости власти. Здесь есть значимые закономерности. И они опровергают ещё один распространённый миф. Мы сказали выше, что американский обыватель считает республиканцев более рыночными, а на деле это спорно. Точно так же, обыватель считает, что рынки ведут себя благоприятнее, когда власть собрана из разных партий. Их представители сдерживают радикализм друг друга и “не мешают рынку свободно цвести”. Чтобы проверить это, газета InvestTech Research исследовала с 1928 года три группы периодов и получила прямо противоположный результат.

•    Когда одна партия контролировала и Белый дом и Конгресс, индекс S&P 500 рос в среднем на 8.45% в год.
•    Когда одна партия контролировала Белый Дом, а другая – Конгресс, он рос на 7.8%.
•    Когда разные палаты Конгресса контролировали разные партии, индекс рос лишь на 2.75%.

Впрочем, недавние годы выпадают из этой закономерности. В двухлетние периоды после выборов 2010 и 2012 годов, когда конгресс был расколот, S&P 500 рос на 9.5% и 21% в год, соответственно. 

Президентский цикл

История знает также закономерности, связанные с номером года после выборов президента. Войны, обвалы рынков и рецессии обычно начинаются в первые два года президентского срока, а рост рынка и общие периоды процветания чаще приходятся на вторые половины. С 1833 года индекс Dow Jones в среднем рос на 10.4% в год перед выборами и на 6% в сам год выборов. В первый же и второй годы нового президентства рост был лишь 2.5% и 4.2%, соответственно. 

Впрочем, и здесь мы попали в эпоху исключений. В 2008 году, когда был избран Обама, Dow Jones упал на 34% (считая только изменения цен и исключая дивиденды). В 2009 году индекс вырос на 27%, а в 2010 – на 7.5%. В 2011 же году, напротив, он упал на 2%. 

Так можно ли что-то предсказать?

О долгосрочных прогнозах можно сделать половинчатый вывод: с одной стороны, исторические данные показывают интересные закономерности, но, с другой стороны, применять их к современной эпохе стоит с большой осторожностью. Слишком много политических факторов поменялось и слишком необычна экономическая ситуация после кризиса 2008 года. Не только 2008, но и 2009-2013 годы выпадали из отмеченных закономерностей. Джим Стак, историк рынка и издатель газеты InvesTech Research, справедливо отметил: если совсем недавно у нас были такие катаклизмы, то стоит ли надеяться на стандартные циклы вблизи 2016 года? 

А не лучше ли сразу предсказать исход выборов?

Оказывается, история даёт нам ещё одну интересную закономерность, которая соблюдается надёжнее, чем вышеописанные. Результаты выборов – не очень хороший способ предсказания поведения рынка. Но что на счёт обратного прогнозирования? Сюрприз, но оно работает гораздо лучше. Как показывает статистика, если рынок растёт три месяца перед президентскими выборами, то выигрывает правящая партия. Предвыборный спад же грозит сменой власти. 

Если рассмотреть 22 случая президентских выборов с 1928 года, то перед 14 из них рынок (точнее, индекс S&P 500) рос. В 12 из этих 14 случаев побеждал представитель уже правящей партии. А в 7 из 8 случаев, когда рынок перед выборами падал, побеждал кандидат от оппозиции. В сумме, в 19 из 22 случаев (86.4%) это правило работало, а исключения были трижды: в 1956, 1968 и 1980 годах. 

Что же сказать о текущей ситуации? Ещё 3 ноября казалось, что рынок хотя и болеет за Клинтон, но предсказывает её поражение. Сейчас это не совсем так: рынок отыграл почти половину двухмесячного падения. А если учесть, что в сам день выборов рынок обычно тоже растёт, то, возможно, падение будет отыграно полностью. А возможно – нет. С грустной улыбкой вновь приходится признать: мы живём в исключительную эпоху, когда политико-экономическая реальность словно пытается бороться с попытками себя предсказать. А хорошо ли это у неё получается – мы увидим в ближайшие дни!

Чего ждать инвесторам от американских выборов?
Назад
Узнать больше
Создано профессионалами – для профессионалов
Ближайший офис компании:  Россия, 119435, Москва, Большой Саввинский переулок, д. 11, +7 (495) 646-81-11,
8 (800) 707-29-20